Среда, 14.11.2018, 05:38
Приветствую Вас Гость | RSS
Главная | Каталог статей | Регистрация | Вход
Меню сайта
Категории раздела
Мои статьи [43]
Мои сайты
www.Art-Izo.com
Поиск
  • Фотоальбом
  • Друзья сайта
  • Официальный блог
  • Сообщество uCoz
  • FAQ по системе
  • Инструкции для uCoz
  • Наши проекты



    Онлайн всего: 1
    Гостей: 1
    Пользователей: 0

    Главная » Статьи » Мои статьи

    Романовы

     – Всё началось вот с этой пилочки для ногтей, – и Матвевна ласково, как живую, погладила свою пилочку. – Это подарок великой княгини Елизаветы Фёдоровны. Как Вы помните, Елизавета Фёдоровна была до замужества немецкой принцессой Гессен-Дармштадтской.
                                   
          Затем она вышла замуж за великого князя Сергея Александровича, являющегося пятым сыном Российского императора Александра второго. 
                                                    
          Для российской императрицы Александры Фёдоровны, великая княгиня Елизавета Фёдоровна являлась старшей сестрой.
                                                    
          Основной чертой Елизаветы Фёдоровны была набожность и желание как можно больше принести милосердия и пользы её новой родине – России. Она весьма преуспела в этом. Именно Елизавета Фёдоровна была создателем на собственные деньги Марфо-Мариинской Обители Милосердия в Москве, где оказывалась духовно-просветительская и медицинская помощь больным, неимущим и обездоленным. 
                                  
          Ведя подвижнический образ жизни, Елизавета Фёдоровна лично обходила беднейшие кварталы города, находила больных и страждущих, оказывая им помощь в своей обители, где всех бесплатно кормили, лечили и давали приют. 
                                  
          Подвижничество – это благотворительная жертвенность. 
                                               
          Не гнушалась она и самой криминальной части Москвы – Хитрова рынка, где находила беспризорных детей и благоустраивала их.                   
          Вот там-то, мои любезные, Елизавета Фёдоровна и подобрала меня – сироту-беспризорницу в возрасте 7-ми лет…
          Агриппина Матвеевна прервала свой рассказ. На её глазах появились слёзы, которые она и не пыталась скрыть. Достав из своей дамской сумочки платочек, она стала неторопливо смахивать слёзы со щёк. Её глаза, и без того постоянно излучающие доброту и благожелательность, в эти мгновения наполнились таким тёплым, сострадательным по отношению к своему нищенскому прошлому детству чувством, что всем нам стало как-то неловко от нашего благополучия и достатка. Не смея прервать воспоминания Агриппины Матвеевны, мы потупили свои глаза, а Татьяна украдкой смахнула со своего лица несколько слезинок бумажной салфеткой. Я стал сосредоточенно тереть свою переносицу, чтобы не расплакаться. Юля в это мгновение сидела на своём стульчике смирно, не болтая, как обычно, ногами. Тихо сидящая под столом у ног Юли кошка Мурка, первой нарушила наше оцепенение. У ней была обычная для кошек привычка тереться с мурлыканьем головой об ноги домочадцев. К гостям она при этом никогда не ластилась. И сейчас Мурка начала свой обход. Потеревшись об Юлины ноги, Мурка перешла к Татьяне, затем ко мне и неожиданно она перешла к Агриппине Матвеевне. Это вывело Агриппину Матвеевну из состояния глубокой задумчивости. Она улыбнулась, погладила кошку по головке и засуетилась:
          – Ой, а где же моя пилочка? Ах, вот, слава Богу, нашлась…
          – А что же было дальше? – спросил я осторожно Матвевну.
          – А дальше, – продолжила Матвевна свой рассказ, – я росла сначала в приюте обители, а потом несколько лет в доме Елизаветы Фёдоровны, помогая ей в её благотворительных делах. 
    Относилась великая княгиня ко мне, как к дочери. Именно Елизавета Фёдоровна привила мне вкус к музыке, что в будущем и предопределило мою судьбу – я стала пианисткой. Затем Елизавета Фёдоровна рекомендовала меня Его Императорскому Величеству царю Николаю второму.
                                  
          Я стала нянчить и помогать в воспитании великих княжон.
                                  
          Старшие княжны Татьяна и Ольга с раннего детства были сильно привязаны друг к другу.
                                  
        Они игнорировали младшую княжну Марию Николаевну, говоря ей:
          – Сейчас, Машка, мы будем строить домик. А тебя мы не пустим в наш домик, иди отсюда!
                                                 
          И они толкнули сестрёнку так, что она упала. Татьяна и Ольга построили из стульев домик, а Мария стояла в сторонке вся в слезах. Тогда я отвела Машеньку в другой угол детской комнаты и построила ей такой же домик из стульев. Машенька забралась в домик, но ей там одной было скучно. Она с завистью смотрела на играющих сестёр. Не выдержав несправедливости, Машенька ворвалась в злополучный домик и закатила оплеухи каждой из сестёр! Вообще-то княжна Мария была тихим, простодушным, но полноватым ребёнком. Её родители звали "наш добрый толстый Туту". Когда Машенька подросла, она превратилась в сказочную царевну-красавицу. 
                                              
          Три сестры немного повзрослели и стали более терпимы друг к другу.
                                   
          Вскоре в царской семье родилась четвёртая княжна Анастасия Николаевна.
                                   
          Настенька была низенькой, плотной девочкой. Её в семье звали кубышкой.
                                                       
          Она была подвижным, как ртуть, ребёнком, неистощимым на шалости и проказы, за что её среди своих звали швыбзиком. Любимой её проказой было незаметно подставлять ножку встающему из-за стола. При этом она невозмутимо сохраняла на лице деланно-серьёзный вид, чем всех смешила.  Анастасия была самым весёлым ребёнком в царской семье. У ней была удивительная способность подмечать слабые стороны окружающих, и талантливо, с юмором имитировать их. Она была неистощимая на шалости и проказы. 
                                              
            Княжны повзрослели и превратились в светских красавиц, у которых не было отбоя в женихах.                    
                                  
        Княжны были хороши, всех радовали своим поведением и воспитанием. Но царю нужен был наследник. И он, наконец-то, появился. Радости императора и императрицы не было предела!
                        
          Мальчика назвали Алексеем. С первых месяцев у мальчика были проблемы со здоровьем. По генетике материнской линии, у него обнаружилась гемофилия – царская болезнь, которая мальчику причиняла бесконечные мучения. Из игрушек цесаревич Алексей признавал только солдатиков. Играл он только в войну. Его любимой формой одежды всегда была матроска, или гимнастёрка. Обожал Алексей оружие. Он был прелестен, как куколка! Нянчить его мне было большим удовольствием. 

                                            
          С раннего детства Алексей проявлял характер. Подчинялся он только отцу, который для него был непререкаемым авторитетом. Как-то Алексей зашёл в кабинет отца, когда он принимал министра. Министр, когда вошёл наследник, не встал, а только, приподнявшись с кресла, подал ему руку. Алексей демонстративно, по-царски, с достоинством, молча заложил руки за спину. Министр вынужден был встать во весь рост и протянуть руку наследнику. Только после этого цесаревич вежливо пожал руку министра.
                                           
          Во время Первой мировой войны Алексей, как наследник, был шефом всех казачьих полков. Он принимал участие вместе со своим отцом в награждении отличившихся казаков.
                                             
          Алексей любил общаться с простым людом, он понимал их горести, заботы и часто восклицал:
       – Когда я вырасту и стану царём, то в России не будет бедных и несчастных. Я постараюсь, чтобы все были счастливы!  
                                  
          Милосердие и терпимость были главными чертами Елизаветы Фёдоровны. Когда террорист убил её мужа Сергея Александровича, она пришла к преступнику в тюрьму и простила его, призвав к покаянию. Никакого зла она на убийцу своего мужа держать не могла.  Узнав, что он верующий, она подарила ему Евангелие и иконку.
                                                    
          Затем Елизавета Фёдоровна просила императора простить убийцу... Всех сестёр я с разным успехом учила игре на фортепьяно. И однажды, я даже играла в четыре руки с великой княжной Марией на благотворительном концерте. 
                
          Помнится, что на концерте Мария Николаевна закапризничала, настаивая, чтобы ей сыграть первую партию. Я посмотрела на Елизавету Фёдоровну вопрошающе – ведь именно Елизавета Фёдоровна нас так рассадила по партиям ещё на репетиции. Елизавета Фёдоровна молча отрицательно замотала головой.
                                                    
          Тогда я, также молча, погрозила пальчиком великой княжне. И княжна покорно согласилась с этим. Концерт прошёл великолепно! После концерта Елизавета Фёдоровна подарила великой княжне красивый веер, а мне вот эту пилочку для ногтей.
    Источник: http://parnasse.ru/prose/small/stories/065-matvevna.html

    Категория: Мои статьи | Добавил: margo (17.11.2017)
    Просмотров: 104 | Рейтинг: 0.0/0
    Всего комментариев: 0
    Copyright Blog Margo © 2018